Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

«Братья в юбках». Субкультура и Евангелие. 1Пет.2:9-12

Во второй главе своего первого послания апостол Петр говорит об особенном статусе верующих во Христа, высоком и ответственном положении, отведенном им Богом. В девятом и двенадцатом стихах Петр  очень убедительно подчеркивает, что избранность христиан должна служить способом донесения ими до остального мира вести о  Божьем совершенстве и любви к миру. Для этой цели, как особенные посланники и представители, христиане призваны быть заметными и узнаваемыми, должны  выделяться в окружающем нас  мире, как зажженный светильник в темноте   Изображение 001.

«Христиане призваны быть заметными и узнаваемыми»

 В то же время, как свет отделен от тьмы, христиане отделены от мира. Отделены до полной несовместимости, вплоть до отторжения. Но одновременно, они  находятся в мире, в самой гуще его событий. Поэтому они, христиане, весьма заметны и узнаваемы (Матф.5:14-16). Христианин по сути своей не затворник и не отшельник, отгородившийся от общества. Он человек доступный, общественный, человек общительный.

Но очень часто христиане изолируют себя от остального мира. В своем решительном отличии от подавляющего большинства они формируют свой круг интересов и общения, свою систему предпочтений и ценностей. В своем окружении они создают свою особенную, отделенную самобытность  - субкультуру христианских групп и общин.

Такая христианская субкультура, которая на первый взгляд должна еще больше выделить христиан среди окружающих, производит совершенно противоположное действие. Субкультура отделяет и изолирует христианские группы до такой степени, что ничего внешнее просто не может  проникнуть внутрь. Человеку из мира становится очень трудно проникнуть в эту субкультуру, а значит и в христианскую группу и, как следствие, в поместную Церковь. Изображение 002 .

 

Вот лишь несколько особенно заметных атрибутов христианской субкультуры. «Специальная» лексика. Она во многом становится иностранным языком для непосвященных. Один новообращенный, покаявшись, писал из тюрьмы своим родственникам. Письмо изобиловало ссылками на библейские тексты, которые он уже начал читать. Родственники, получившие письмо, были озадачены этими ссылками, которые для них представлялись не  чем иным, как буквенно-цифровым кодом. В ответ они писали: «Сынок, мы рады, что ты в порядке, но что ты хочешь нам сказать? Ион.3:16; 1Пет.2:9; Лук.9:23-24; Мат.3:2? Что это за шифровка? Тебе нужно что-то ….. передать? Что мы должны сделать?» Христианский лексикон становиться шифровкой, загадочной, красивой, но совсем непонятной для окружающих.

Первое время после обращения меня очень интриговало, когда при встрече незнакомый человек говорил мне: «Приветствую Вас». За этими словами я искал замаскированного верующего, но не всегда находил такового.

Апостол Павел в послании к Ефесянам (Еф.4:29) говорит, что слова - это не столько элемент речевых оборотов, сколько глубокое отражение чистоты мыслей, поведения и поступков человека.

Пресловутый внешний вид христианина. Нас определяет наше внутреннее, которое сложно поддается переменам. А вот внешнее многие легко меняют в зависимости от ситуации. Это зачастую приводит к попыткам ввести в своих общинах институт «сменной обуви». Как только переступаешь порог молитвенного дома, меняй стиль: меняй шорты на брюки,  джинсы на юбку, мастерку на костюм, просторечие на христианский сленг. Изображение 003

Легко строить уравновешенный и спокойный климат в окружении, где все послушно похожи друг на друга, говорят и выглядят в рамках одной общепринятой концепции. Это «библейский» климат. Выстраивая в Церкви такой климат, христиане живут в библейском мире. Но не так должно быть. Христиане должны жить в реальном мире, и жить в реальном мире по-библейски.

«Христиане должны жить не в библейском мире, но жить по-библейски в мире»

Кроме этого мы как христиане должны быть готовы принимать тех, кто живет вокруг нас и совсем не похож на нас.  Безусловно, вам известен национальный предмет мужчин - шотландцев - килт. Это широкий кусок материи, который оборачивается вокруг тела. Но в традиционном европейском понимании - это мужская юбка. Как это согласуется с нашей традиционной христианской культурой? Признаемся - сложно. Но как быть, если такие братья придут в Церковь? Должна ли эта юбка закрывать колено, доходить до носков? А цвет носков, а депиляция? Мы готовы принимать таковых, приходящих в нашу общину?

 

Мы готовы открыть двери людям, которые по своему виду, поведению и жизненному укладу так не похожи на нас? Готовы открыть дверь!? А как на счет открыть для таких людей свое сердце?

Назначение Церкви - не замыкаться в своем библейском мирке, но нести весть о Божественном мире в мир греховный. Восьмой стих первой главы книги Деяния Апостолов это то место, где содержится не двусмысленный посыл к христианам выйти из своих кошерных келий и достичь самых дальних закутков греховного мира.

Помните, что именно Христос в первосвященнической молитве говорил Отцу о намерении в отношении верующих. Он своим могуществом не планирует изолировать нас от окружающих и не воздвигает вокруг нас высоченный и неприступный забор. Он отправляет нас идти в мир и быть в нем заметными (Ин.17:15).

В свое время было известно христианское течение "Берлинский проект" - начинание молодежи одной  христианской общины. Молодые представители этой общины пошли в  мир, пошли туда, где собирались подобные им молодые люди. Они пошли в парки, места отдыха, кафе, чтобы  достичь тех, которые не хотели сами приходить в церковь. Кто-то сказал, что церковь – последнее место, куда грешник желает попасть. Поэтому церковь должна прийти к грешнику.

 

Христос даже не намекал, что нам нужно ждать в Иерусалиме, пока к нам начнут приходить грешники из отдаленных мест. Напротив, восьмая глава книги Деяний описывает гонения, которые побудили всех разойтись из Иерусалима. Уйти из «духовного Иерусалима», это не означает уйти в мир, или впасть в грех, или подпасть под ярмо с неверными. Это значит - нести весть о Христе окружающему миру.

Но оказавшись снаружи, за стенами «духовного Иерусалима», так хочется сделать, чтобы все стали похожи на тебя. Мы привыкли жить внутри общины. Там все одинаково красивы и управляемы. И первое, что пытается сделать вышедший за стены Иерусалима верующий, научить нового знакомого своему жизненному стилю и укладу. Но вашему новому знакомому это не нужно. Ему не нужна ваша теология, приобретенная за 15 лет христианства. Вашего нового знакомого разорвет от обилия материала. А это не нужно вам. Что нужно, так это научиться служить этому миру. Мир нуждаются в любви.

«Не нужно пытаться научить неверующих людей христианству, нужно научиться служить таким людям»

Мы должны подражать Павлу, который всякий раз становился «своим» для многих совершенно не похожих на него, но отчаянно нуждающихся в спасении (1Кол.9:19-23). Мы свободны от  влияния мира на нас, свободны от зависимостей, порабощающих людей в мире. Но мы должны быть частью работы, которую Церковь призвана проводить в мире, чтобы  служа всем, достичь, хотя некоторых.

Молодой пастор общины в городе Гамбург, через некоторое время после того, как к ним пришли несколько молодых скейтбордистов, вручил им новые скейтборды и  экипировку. Наблюдая за их немым непониманием, он сказал им: "Ребята, мы несильно надеемся на ваше возвращение обратно в Церковь, еще меньше, что сюда придут ваши друзья. Но мы очень верим, что там, откуда вы пришли и среди тех, которые похожи на вас, вами будет основа новая Церковь". Вскоре так и произошло. Среди любителей скейтбордов возникла община.

 

Люди не хотят быть предметом евангелизации в узком смысле этого слова. Им не нравится быть «узким предметом», это ущемляет их человеческое достоинство. Неверующие будут избегать такой  евангелизации и сопротивляться вашим попыткам «обратить» их.

«Неверующий человек – это не предмет евангелизации, но объект любви»

Неверующие должны быть для нас объектом любви в широком смысле этого слова. А Церковь для неверующих – глашатаем готовности христиан помочь любому нуждающемуся и обремененному. Церковь может и должна восприниматься окружающим ее миром как маяк, на свет которого может прийти каждый. Маяк с приятным и привлекательным светом.

Деян.2:44-47 - это то место, которое для многих является сложным в понимании по той причине, что их внимание замыкается на словах "продавали имения и всякую собственность". Согласитесь, это немного напрягает, заставляет стать в оборонительную позицию: «Не заставите, не имеете права отнять, это мое имущество».  Но проблема таких людей в том, что, подобно Анании и Сапфире, они не приобретают на продажах, но только теряют.  Никто не заставляет жертвовать, не забирает, не требует насильно. Акцент в этом месте Писания нужно делать на второй части 45-го стиха  "разделяли всем, смотря по нужде каждого». Это и есть социальное служение христианской общины. Готовность замечать нужды окружающих и отвечать на них с любовью и помощью. Это было причиной любви евреев к первой христианской общине.

 

Одна церковь в Германии искала возможность заметить нужды окружающих и принять в них непосредственное участие. Верующие стали изучать колонку некрологов в местной газете. Звонили по телефонам, найденным в справочнике, либо приходили домой. Выражали соболезнования и предлагали помощь. Какую? Лучшие повара общины готовили пищу, а молодые сестры относили ее родственникам умерших, чтобы сгладить горечь утраты и помочь в наполненные заботами  дни похорон. Это достигло цели. Окружающие почувствовали сердце находящейся рядом с ними общины и стали приходить на служения. Их коснулась не христианская доктрина, но широта христианского сердца

 

Наша христианская субкультура: наши  привычки, обычаи, обрядовость в одежде, словах и в поведении не должны отпугивать людей, не должны быть препятствием для достижения их сердец Христом.  Наша христианская «местечковость» не должна мешать Евангелию достигать каждого человека, живущего вокруг нас. Христианство должно быть открыто для внешнего мира. Христианин призван быть заметным, доступным и готовым послужить.

 

Пастор Дмитрий  Полянский