Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Легко ли жить для Бога?  

 

Полянские Дмитрий и Ирина. Супруги, женаты 23 года, воспитали двух дочерей: Анастасия (22 лет), Юлия (20 лет).

 

Когда Дмитрий и Ирина поженились, ему было 24 года, а ей 19. «Она была очень чистой и невинной, мы были сильно влюблены друг в друга. Но я в то время был офицером милиции и работал участковым инспектором. Приходилось по долгу службы общаться с людьми очень нездоровыми духовно, проверять наркопритоны, неблагополучные семьи, - вспоминает Дмитрий,  – постоянный спутник такой работы - алкоголь. Я видел, как семьи многих коллег рушились из-за нюансов службы. Когда дело подошло к свадьбе, я все время  думал о том, как не повредить нашим с Ириной отношениям. Ведь если в семейном союзе образуется трещина, по каким угодно причинам, будь то измены или предательства, эта трещина уже никак не исчезнет. Она все равно будет, как бы ее не замазывали. А мне очень хотелось, чтобы наш союз оставался чистым».

Лучик спасения Дмитрий видел в своей маме, которая ходила в церковь и всегда приглашала сына следовать её примеру. После свадьбы молодой человек уволился из милиции, устроился  работать на  таможню и стал периодически посещать служения. Когда отец Дмитрия, всегда осуждавший мать за веру, узнал об этом, он сказал сыну: «Если уж ты решил ходить в церковь, то бери Иру и ходите вместе. Иначе толку не будет».

Молодая жена устремлений мужа особо не приветствовала, но иногда ходила вместе с ним на служения. Она была совсем юной, и как всякой молодой девушке ей хотелось веселиться и почаще встречаться с подругами.  «У меня был очень строгий папа, - рассказывает о том времени Ирина, - мне хотелось вырваться на волю,  казалось, что замужество  даст желанную свободу. Дима мне казался просто великим, очень умным, все знающим и прекрасно меня понимающим. Я думала, выйду замуж и смогу встречаться с подругами,  ходить в кино и в кафе столько, сколько мне захочется. Мы сразу после свадьбы стали жить отдельно, у нас была своя квартира. Я не очень разделяла желание Димы ходить в церковь, мне казалось, что там все очень строго и если я начну туда ходить, то жизнь закончится». 

«Однажды когда Ира ушла на встречу с подружками, я стал молиться и молился пока она не вернулась.  Мне было неприятно, что она уходит, хоть я знал, где она и с кем, - признается Дмитрий,  - но все же хотелось что-то менять и потихоньку я менял что-то в себе и в наших отношениях. Ходил в церковь,  молился, иногда читал Писание. 7 августа 1997 года я покаялся».

В то время ссоры в семье были интенсивными и частыми.  Это не радовало ни его, ни её. Одна за другой родились две дочери. Дмитрий ходил в церковь регулярно, Ирина иногда проявляла желание пойти на служение, и муж всегда отпускал ее, оставаясь с дочками. В январе 1998 года на одной из проповедей она услышала, как очень серьезный проповедник рассказывал,  что он, хоть и очень много лет служит Богу, все равно считает себя грешником. И все люди грешны, но нужно всегда стремиться быть лучше, Господь дает нам такую возможность. «Я подумала, что если уж такой уважаемый человек не считает себя святым, то мне тем более надо покаяться и больше времени уделять изучению Слова.  Я тогда вышла на покаяние.  После этого все потихоньку у нас с Димой стало налаживаться. Мы стали молиться вместе. Бог чудесным образом менял наши отношения в лучшую сторону. Стало появляться общее понимание по многим вопросам. Мы прошли курс «В супружестве на всю жизнь». Это открыло нам глаза друг на друга и на понимание, как правильно строить отношения в семье», - делится воспоминаниями Ирина.

После крещения Дмитрий стал серьезно изучать Писание. Как-то он взял у старейшего дьякона церкви «Вифания» Виктора Гавриловича Дейлика Библию в переводе Б. Лопухина и, читая ее, то ли в шутку, то ли всерьез, спросил у супруги: «Как ты думаешь, если я брошу работу и серьезно буду заниматься изучением Библии, это будет правильно?» Ирина особо не возражала, хоть семья тогда жила на одну зарплату,  молодая мама была в декрете. Но в то время у супругов уже не было разногласий ни в вопросах веры, ни в вопросах построения семейных отношений. Через два года после покаяния Дмитрия, Пастор церкви вызвал его на беседу и спросил: «Будешь служителем?» Но тогда решение еще не созрело. Через год, когда Дмитрию снова предложили стать дьяконом, он согласился. Согласия спросили и у Ирины, она была готова помогать супругу во всем. Дмитрий нес дьяконское служение на участке, Ирина работала в церковной бухгалтерии, вела занятия в Воскресной школе,  7 лет супруги вели курс «В супружестве на всю жизнь».

 

Все в жизни семейной пары двигалось вперед, дети росли здоровыми, особо не болели. Папа у них всегда был авторитет, каких-то проблем с воспитанием не было.  Дмитрий – строгий муж и строгий отец, сделал успешную карьеру на таможне, учился в аспирантуре. Его приглашали учиться в Московскую таможенную Академию, и если бы предложение было принято, то, безусловно, он достиг бы высоких постов на государственной службе. Но последовало повышение в должности в Минске, и он в 32 года стал Руководителем Управления ВЭС. …

Дмитрий успешно совмещал светскую карьеру с духовной,  успевал выполнять свои должностные обязанности и служить в церкви.  Сегодня он считает, что все это стало возможно во многом благодаря Ирине: «Тыл у меня  всегда был надежно закрыт. Я приходил с работы, ужинал и отдыхал. Стол был накрыт, еда - вкусная, а дети никогда не шумели, если мне нужно было отдохнуть. Дома действовало негласное, но неукоснительно выполняемое всеми правило: если  папа устал, все молчат. Если бы не всё это, моя успешная карьера была бы просто невозможна».

Для Ирины, несмотря на ее молодость, такое отношение к мужу было естественным: «Меня так воспитали. Мама строила жизнь нашей семьи вокруг папы, дети ей помогали. Поэтому к 19 годам я уже была готова к семейной жизни, к быту, все это не пугало и было хорошо знакомо».

Быстрое продвижение по служебной лестнице привело Дмитрия на дипломатическое поприще. Ему предложили должность советника по экономическим вопросам в Посольстве Индии в РБ, а вскоре последовало предложение заключить контракт и на 5 лет поехать с женой и детьми работать в Индию.  Предложение было принято, семья отправилась в Дели.

Через два года работы в Индии у Дмитрия стало появляться  желание вернуться домой. Он не мог четко сформулировать причину возникших побуждений, но желание медленно крепло и, наконец, превратилось в конкретное решение расторгнуть контракт и уехать из Индии. «Вспоминаю, что сидел на балконе нашей квартиры в Дели в прекрасный теплый февральский вечер и говорил Богу: «Господь, я чувствую, что должен уехать.  Я не совсем понимаю зачем, но чувствую, что это нужно. Я много лет работаю на госслужбе,  у меня прекрасная зарплата, я знаю, что будет завтра,  могу просчитать свое будущее, у меня есть бизнес-план на свою жизнь. Но я хочу что-то делать для Тебя, Господи. Понимаю, что должен буду полностью довериться Тебе.  У меня какое-то время не будет зарплаты, я порву контракт, и должен буду полностью уповать на Тебя. Я не умею этого делать. Я никогда этого не делал.  Я не научен этому, но полностью доверяюсь Тебе. Мы возвращаемся домой».

Дмитрий был уверен, что легко найдет  работу и все сложится хорошо, как всегда. Однако устроиться на работу по специальности  не удалось. Дмитрий  ходил в различные организации, подавал свои резюме и ему везде обещали: вот подожди пару недель, или месяц, у нас освободится вакансия, и мы тебя возьмем. Но проходили недели, месяцы, желаемые вакансии не появлялись.  Чтобы заработать средства к существованию, Дмитрий начинал различные бизнес-проекты, но все они терпели неудачу. Семья попала в очень затруднительное финансовое положение,  появились серьезные долги. Отец семейства пытался устроиться на менее престижные должности – менеджером или маркетологом в небольшие фирмы. Но руководители смотрели трудовую книжку и говорили, что с таким высоким послужным списком не могут взять его к себе.  И так продолжалось  долгих четыре года. От безысходности Дмитрий даже подрабатывал подсобником на стройке, укладывал тротуарную плитку. Коллеги по стройке шутили, что им еще не приходилось работать вместе с подсобником, который знает три языка.

Дмитрий всегда финансировал семью, а в то сложное время главным кормильцем стала Ирина. Она работала на трех работах, и благодаря этому удавалось свести концы с концами. Все были сыты,  одеты и обуты.  «Я – волевой человек, всю жизнь зарабатывал деньги и содержал семью, а тут жена стала меня содержать. Это было унижение для меня. Но Ира никогда ни в чем не упрекала, - с благодарностью вспоминает Дмитрий, -  Я видел как ей тяжело, как много приходится работать. Старался помочь по дому, чем мог. Эта ситуация начала менять очень многое во мне. Я понял, какой тяжелый повседневный женский труд. Я научился ждать ее с работы. Мы практически поменялись местами тогда. Я начал ценить свою жену еще больше. В то время мне предложили место служителя в Ратомской церкви, но мы не приняли предложение. Что-то нас остановило».

Ирина уверена: «Бог тогда работал с нашими сердцами, проверял наши отношения. Дима вынужден был сидеть дома потому, что так складывалось. Он сильно изменился за те годы. Дети отметили,  что папа стал мягче, снисходительнее. Наши отношения стали лучше. И хоть было очень-очень сложно, это все закалило нас».

Серьезные  духовные и финансовые испытания продолжались в семье с 2011 до 2015 год. В это время подрастали дочки, и приходилось еще решать множество неизбежных для подросткового возраста проблем непослушания и неповиновения.  Дмитрий тогда очень много времени уделял служению в церкви. Постепенно пришло понимание, что надо что-то менять в жизни.

«Я вспоминал, как сидя в Посольстве в Дели на балконе,  говорил: «Господь, я уволюсь и попаду в полную зависимость от Тебя». И я рискнул. Но я не понимал, почему я доверился Богу, и все в моей жизни стремительно покатилось вниз?  Теперь вижу, что, наверное, это все нужно было, чтобы во многом изменить мой характер, подготовить для настоящей службы Господу», -  анализирует Дмитрий.

И появилось предложение, которое заставило супругов сильно задуматься. Старший пастор церкви «Вифания» Леонид Викторович Бирюк вызвал Дмитрия на беседу и сказал, что миссионерскому служению нужна духовно зрелая супружеская пара, которая бы могла поехать на миссию в небольшую церковь в Черногории. 

Когда Дмитрий и Ирина  стали думать, что будет, если ехать на миссию, то открылось огромное количество нюансов.  Все серьезные вопросы в семье сначала совместно обсуждаются, а потом каждый из супругов еще думает отдельно и принимает решение самостоятельно. Потом они сообщают друг другу, что надумали. Если решение не одобрено обеими сторонами, оно не принимается и не осуществляется.  Таков закон их семьи.
Супруги думали над предложением начать миссионерское служение примерно полгода. Собравшись для окончательного разговора, оба сказали – да.  

Как только Дмитрий сообщил в церкви о своем  согласии ехать на миссию, ему предложили  серьезную должность в одном из посольств. Для интереса он все же сходил на собеседование, его кандидатуру были готовы  утвердить сразу.  «Я прекрасно понимал, какая это разница: быть дипломатом или быть миссионером. Эта разница и в финансах,  и в комфортности существования. Я всегда гордился тем, что могу помогать другим людям. А миссионерство – добровольная зависимость от других людей.  Хоть дети наши на тот момент были уже взрослыми, и брать их с собой было не нужно, мы у них спросили, как они думают, куда нам лучше: опять в посольство или на миссию. Дети посоветовали ехать на миссию, сказали,  денег заработать еще успеете», - улыбаясь, рассказывает Дмитрий.

 «У меня всегда было желание делать что-то для Бога, и я очень многое делала у нас в церкви. И всегда молилась, просила Господа использовать нас как семью для Своей славы, - делится Ирина, -  Но я думала, что это будет в нашей церкви, а все сложилось по-другому.  У меня было желание серьезно служить и пришло понимание, что предложение ехать на миссию - это и есть ответ на мои молитвы».   

В сентябре 2015 года супруги  Полянские  отправились служить в небольшой черногорский город Бар.  Они открыли там маленькую церковь. Учили язык. «Страна очень сложная. Много разочарований.  Очень тяжело духовно. На всю страну 150 человек евангельских верующих. Все решения  принимаем сами. Такого общения, как дома, нет. В стране тяжелое экономическое положение, люди заняты выживанием. Что-то заработать крайне сложно. Мы очень много вкладываем  в наше служение, а результата пока  никакого.  Понимаем, что нужны дома, а приходится быть там. Но, если семя посеяно и не видно всходов, это не значит, что оно пропало. Просто еще не наступило время для всходов. Придет обязательно тот час, когда  мы обильно пожнем, уверен Дмитрий, -  И даже если не мы, то  другие придут за нами и обильно пожнут».

Кто-то хорошо сказал: для Бога легко умереть,  но для Бога сложно жить.  Легко быть героем на каком-то порыве эмоций, на каком-то решении сделать какой-то геройский поступок и быть увековеченным за это.  А как, насчет, умирать каждый день? Каждый час совершать поступок угодный Богу. Каждую минуту приносить  жертву посвящения Богу. Это ежедневная жертва.  Это ежедневное посвящение. Каждый день нужно встречаться с людьми, быть ответом на их нужды, помогать им и любить их. А кто-то падает, кто-то уходит, кто-то предаёт.  Но кто-то воскресает духовно,  принимает решение служить Богу, получает исцеление.  «В Писании сказано: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Луки 16:10).  Истинное служение начинается не с подвига, а с нашего малого посвящения в чем-то небольшом, - размышляет Дмитрий, - В чем-то, возможно, незначительном, когда мы принимаем решение и выполняем его каждый день. А глубина посвящения – это личное решение каждого».

Однажды в Черногорию к Полянским приехали миссионерские команды из Финляндии, Швеции и Америки.  Молодые люди  подготовили и провели на центральной площади города  Бар евангелизацию, рассчитанную на детей и взрослых. Играя с детьми, они говорили им о Боге, раздавали Новый Завет. Многие дети пришли с родителями, миссионеры беседовали и с ними. Среди присутствующих была девочка, лет 13-14, у которой очень болела нога. Она сказала о своей нужде, за нее все вместе помолились, и нога перестала болеть. Такая была Божья милость. «Когда начало темнеть, люди стали расходиться, а эта девочка и ее подружка всё не уходили, задавали вопросы, разговаривали с нами, - рассказывает Дмитрий, -  И тут пришла мама одной из девочек, очень недружелюбно на всех посмотрела, стала обзывать нас, винить  в том, что мы сектанты, сводим их детей, обманываем. Что мы не имеем права это делать. Схватила и швырнула Новый Завет.  Приказала своей дочери идти домой. И девочке, у которой болела нога, тоже злобно сказала: «А ты что здесь делаешь? Не слушай их! Иди домой!». А девочка говорит: «Почему я не должна их слушать? У меня очень болела нога, ничего не помогало,  а они помолились, и нога перестала болеть!». Женщина буквально окаменела и лишь выдавила: «Как перестала болеть?»  За спиной у нас всегда есть Господь, который исцеляет и восстанавливает, заботится о нас, располагает сердца, устраивает финансы».

Ирина делится своими мыслями: «Я анализирую то, что нам приходится испытывать в Черногории и вижу, что Бог что-то делает с нашими характерами, что-то меняет. Каждый день приходится смиряться. Мы не знаем, что будет завтра. Но есть спокойствие внутри. Есть внутренняя  удовлетворенность, хотя завтрашнего дня я не вижу. Но с голоду не умираем. Дочка старшая вышла замуж, сделали ей свадьбу, деньги нашлись. Мы не жалеем о своем выборе. Это не самый простой путь. Может быть, можно было жить более комфортно. Хотя, остались бы мы дома на хорошей работе. И что? Ну были бы у нас еще один дом и еще одна машина… Я не жалею о нашем выборе».

«Сказать, чтобы я очень хотел этой романтики в чужой стране - нет. Чтобы прыгал от счастья, что поеду жить на юг – нет. Реально я не герой и не считаю себя героем. Так складываются обстоятельства.  В том, что мы с Ирой делаем, нет геройства. Это добровольная жертва. Тяжелый, добровольный и неблагодарный пока  труд. И не знаешь, какой будет результат. Но в сердце мир, на душе спокойно и есть уверенность в том, что все правильно», - резюмирует Дмитрий.

В апреле 2018 года Дмитрий Полянский бал  рукоположен на пасторское служение в Черногории.

В июле 2018 года супруги Полянские отпразднуют  22 года  совместной жизни. Оценивая прожитые годы, они единодушны и созвучны.

Она: Мы не сразу пришли к гармонии. Но теперь знаем, как поступать в той или иной ситуации, конфликтов практически нет. Бог работает с нами обоими.  С каждым годом мы все больше ценим друг друга.

Он: Семейная жизнь – это каждодневный труд.

Она: Когда стараешься делать Божье дело, Господь помогает. Я анализирую происходящие события, и оказывается, что очень многие вещи устраиваются без нашего участия, с Божьей помощью.

Он: Мы на миссии чуть меньше года, но почти рассчитались с долгами. Как-то появляются деньги.

Она: Не бывает так, что кто-то будет только приносить в совместную жизнь, а кто-то пользоваться этим. Сначала я жертвовала своими желаниями и амбициями и подстраивалась под него. А теперь Бог наградил тем, что Дима прошел через испытания и многое оценил и переоценил. Мне и вначале было хорошо с ним, но сейчас намного лучше.  Наша Настя вышла замуж. Я смотрю, они идут с мужем,  за руки держатся, счастливые, влюбленные. Думаю, это сейчас им хорошо, а что будет через 15-20 лет? Захочется ли держаться за руки?

Он: А нам хочется держаться за руки. И я влюбляюсь периодически в свою жену. Посмотрю,  какая хорошая у меня жена,  и влюбляюсь. Многие говорят, что мне повезло, у меня такая вот хорошая Ира. Да, повезло. Климат в семье устраивает жена. Это так.

Она:  Я всегда понимала, что должна быть поддержкой для мужа, где-то перетерпеть, смолчать.  А если бы стала выставлять свои амбиции, высказывать своё «фе», то вряд ли бы все так сложилось. Я просила Бога помочь мне быть мудрой женой и мудрой матерью. И много молилась об этом.

Он: Не было бы такой Иры, не было бы такого меня.

Она: Для меня не было унижением служить своему мужу, служить своим детям.  Я никогда не чувствовала себя униженной. Бывало всякое, уставала, накапливались эмоции. Но, выплесну эмоции, и идем дальше. Я понимала, что обратной дороги в родительский дом нет.

Он: Речь о разводе или даже о разлуке у нас в принципе никогда не стояла.  Мы понимали, что должны быть вместе.

Она: Не бежать к маме - папе плакаться, а решать вместе,  сами,  все возникающие проблемы. Поэтому мы никогда  никому не жаловались.

Он. Наш брак реально счастливый.

Она: За 20 лет я ни разу не пожалела  о том, что вышла замуж за Диму.

Он: И я ни разу не усомнился в своем выборе. Слава Богу!

 

Опубликовано на сайте www.vifania.by

автор Татьяна Фадеева